Денис Демахин (denis_demakhin) wrote,
Денис Демахин
denis_demakhin

Обзор "Думай медленно, решай быстро", Даниэль Канеман

Канеман Думай медленно, решай быстро
О чем?

Книга о статистике и о работе мозга. Также, тут много и о социальной психологии.

В этом она схожа с книгой "Психология влияния", Роберт Чалдини и с "Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости", Нассим Николас Талеб. Канеман даже ссылается на Черного лебедя 5 раз.

По количеству возникающих в голове во время прочтения ассоциаций, мыслей, образов и пересекающихся идей сопоставима с книгой "Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации", Питер Сенге. Читая какой-нибудь абзац, вы вспомните еще пять статей, где-то когда-то прочитанных. Происходит сопоставление, упорядычевание знаний.

Книга не "проглатывается", над ней нужно работать, продумывать и бережно укладывать в голову, чтобы ничего не упустить и не забыть. В этом мне помогает составление данного обзора. Во время прочтения создается сильное ощущение прокачивания собственного разума. Книга настолько насыщенная, что ее полный конспект по количеству символов не влезает в ЖЖ-шный формат заметки. Интереснейших мыслей здесь присутствует огромнейшее количество и очень жаль оставлять некоторые из них без внимания.

Книга отвечает на вопрос "Обладает ли человек интуитивным пониманием статистики?". И этот ответ «нет», с определенными оговорками.

Что значит "думай медленно, решай быстро"?

"Быстрое мышление включает оба варианта интуиции, то есть экспертные знания и эвристику, а также все те абсолютно автоматические действия мозга в области восприятия и памяти, которые позволяют вам вспомнить столицу России или определить, что на столе стоит лампа."

"Время от времени в голову не приходит ни рационально обоснованный ответ, ни эвристическая догадка. В таких случаях мы часто переключаемся на более медленную и глубокую форму мышления, требующую больших усилий. Это и есть «медленное мышление».

Думай медленно, решай быстро

Цитаты:

"Как выяснилось, даже у статистиков плохо со статистической интуицией".

"В 1970-е годы общепринятыми считались два положения. Во-первых, большинство людей ведут себя рационально. Во-вторых, большинство отклонений от рациональности объясняется эмоциями: например, страхом, привязанностью или ненавистью. Наша статья поставила под сомнение оба эти допущения. Мы задокументировали постоянные ошибки мышления нормальных людей и обнаружили, что они обусловлены скорее самим механизмом мышления, чем нарушением процесса мышления под влиянием эмоций."

Вызывает ли доверие?

Автор - лауреат Нобелевской премии.

В книге описаны множество научных экспериментов, которые проводились самим автором и его "коллегами по цеху". Вот некоторые из тех, которые мне особенно понравились:

  • о том, что все виды произвольных усилий – когнитивных, эмоциональных или физических – хотя бы частично используют общий резерв мысленной энергии. Отмечалось, что усилия воли или самоконтроль утомляют: если заставить себя что-то делать, то к следующему заданию желание контролировать себя затрудняется или снижается. Это явление получило название истощение эго. Испытуемые, которым давали указание подавлять эмоциональную реакцию во время фильма, вызывающего сильные чувства, плохо проходили следующий тест на физическую выносливость, когда их просили сильно сжимать динамометр, противодействуя нарастающему чувству дискомфорта. Эмоциональные усилия в первой фазе эксперимента снижают способность терпеть боль от длительного сокращения мышц, и, таким образом, испытуемые с истощенным эго быстрее поддаются желанию прекратить его. В другом эксперименте испытуемых сначала истощают заданием питаться «здоровой» едой вроде редиса и сельдерея, сопротивляясь искушению съесть шоколад или пирожное. Эти испытуемые впоследствии раньше остальных сдаются при выполнении трудного когнитивного задания.

  • Гилберт рассматривает неверие как действие медленной системы и в подтверждение приводит изящный эксперимент. Испытуемые видели бессмысленные утверждения, вроде «динка – это пламя», за которыми через несколько секунд следовало слово «правда» или «ложь». Позже испытуемых опрашивали, помнят ли они предложения, отмеченные словом «правда». В одном из вариантов эксперимента участников просили во время выполнения задания удерживать в памяти цифры. Помеха медленной системе оказала избирательное действие: испытуемым стало трудно «разувериваться» в ложных предложениях. В последующем тесте усталые участники вспоминали многие ложные утверждения как истинные. Из вышеизложенного следует важный вывод: когда медленная система занята чем-то еще, мы готовы поверить почти чему угодно. Быстрая система наивна и склонна верить, недоверие и сомнения – прерогатива медленной системы, но она иногда занята и часто ленива. Существуют свидетельства того, что пустые, но убедительные сообщения – к примеру, реклама – сильнее влияют на усталых, исчерпавших энергию людей.

Очень много экспериментов на тему прайминга. Прайминг произвел на меня очень сильное впечатление. Вот некоторые из экспериментов:

  • Наборы для одной группы студентов содержали слова, которые ассоциируются с пожилыми людьми: «Флорида», «забывчивый», «лысый», «седой» или «морщины». Закончив задание, молодые люди должны были перейти в другой кабинет для выполнения следующего теста. Суть эксперимента заключалась в этом коротком переходе. Исследователи незаметно засекали время, которое требовалось для прохождения коридора. Как Барг и предсказывал, молодые люди, составлявшие предложения из слов, связанных с пожилыми людьми, шли по коридору значительно медленнее. Все это происходит совершенно неосознанно. Ни один из студентов на последующем опросе не сказал, что заметил общую тему слов, и все испытуемые настаивали, что прочитанные слова никак не повлияли на их поступки после первого эксперимента. Идею старости они не осознали, но их действия изменились.

  • Участникам эксперимента показывали список из пяти слов, откуда требовалось отобрать четыре и составить из них фразу на тему, связанную с деньгами (например, список «хорошо», «работа», «новая», «стол», «оплачиваемая» становился фразой «новая хорошо оплачиваемая работа»). Другие методы подготовки были менее очевидными и включали ненавязчивое присутствие предмета, связанного с деньгами: забытая на столе пачка долларов из игры «Монополия» или компьютерная заставка с изображением купюр, плавающих на поверхности воды. Люди, настроенные на тему денег, становятся более независимыми, чем без этого ассоциативного переключателя. Они почти вдвое дольше пытались решить трудную задачу, не прося экспериментатора о помощи: явный признак повышенной уверенности в себе. Люди с подобной установкой становились эгоистичнее и менее охотно помогали другим студентам, притворявшимся, что не понимают задание эксперимента. Когда экспериментатор неловко ронял кучу карандашей, участники, настроенные (бессознательно) на деньги, помогая ему собирать, поднимали меньше. В еще одном эксперименте из этой же серии испытуемым говорили, что они должны познакомиться с новым участником, и просили их расставить два стула, пока экспериментатор уходил за будущим собеседником. Те, у кого была установка на деньги, старались отставить стул подальше (на расстояние 118 см, в отличие от 80 см у других участников эксперимента). Настроенные на деньги студенты охотнее оставались одни. Общая тема всех этих открытий в том, что мысль о деньгах дает установку на индивидуализм: нежелание взаимодействовать с другими, зависеть от них или принимать от них просьбы. Некоторые культуры часто напоминают об уважении, другие – о боге, а есть общества, дающие установку на послушание огромными портретами дорогого вождя. Могут ли быть какие-то сомнения в том, что вездесущие изображения национального лидера при диктаторских режимах не только внушают ощущение, что «Большой брат следит за тобой», но также и уменьшают количество спонтанных мыслей и независимых действий?

  • Эффект предшествования наглядно продемонстрировали на офисной кухне одного британского университета. Сотрудники оплачивали чай или кофе, выпитые в течение дня, складывая деньги в общую копилку. Возле копилки висел перечень предлагаемых цен. Однажды над списком цен без предупреждения или объяснения вывесили фотографию. В течение десяти недель фотография каждую неделю обновлялась: это были либо цветы, либо глаза, смотрящие на наблюдателя. Новое оформление никто не обсуждал, но размер взносов значительно изменился. В первую неделю эксперимента на пьющих чай и кофе смотрят широко раскрытые глаза и средний взнос составляет 70 пенсов на литр молока. Во вторую неделю на фотографии изображены цветы и средний взнос падает до 15 пенсов. Тенденция сохраняется. В среднем в «глазные» недели взносы оказались почти в трое больше, чем в «цветочные». Очевидно, чисто символическое напоминание о том, что за ними наблюдают,
    подталкивало людей вести себя приличнее. Вполне очевидно, что все это происходит бессознательно.

    Прайминг ассоциируется у меня с такими явлениями как "Эффект разбитого окна", "Карго-культ" и даже "Эффект Плацебо" и всё это сливается вместе. Что можно из этого вынести? Необходимость содержать рабочее место по системе 5S настраивает на дисциплинированный лад и выполнение технологии и всех правил.

Примеры того, как люди неверно интуитивно понимают вероятность:

Основная причина того, почему люди неверно понимают вероятность - считают, что это то же самое, что и "правдоподобность", хотя это разные вещи.

  • Недавно я усомнился в своем давнем впечатлении, что супружеская неверность чаще встречается среди политиков, чем среди врачей или юристов. В свое время я даже придумал для этого «факта» объяснения, включая притягательность власти и соблазны, возникающие при жизни вдали от дома. В конечном итоге я понял, что о проступках политиков сообщают намного чаще, чем о проступках юристов и врачей. Мое интуитивное впечатление могло сложиться исключительно под влиянием тем, выбираемых журналистами для репортажей, и из-за склонности полагаться на эвристику доступности.

  • Среди игроков, тренеров и болельщиков бытует убеждение, что иногда у игроков бывает «легкая рука». Удержаться от такого вывода невозможно: если игрок забрасывает три или четыре мяча подряд, возникает каузальное убеждение, что он будет играть успешнее других. Обе команды подстраиваются под такое решение: «свои» чаще дают удачливому игроку пас, а защита «чужих» старается блокировать его. Анализ тысяч последовательностей бросков привел к неутешительному заключению: в профессиональном баскетболе не бывает бросков «легкой руки» – ни с площадки, ни со штрафной. Конечно, некоторые игроки точнее других, но последовательность успешных бросков и промахов удовлетворяет всем тестам на случайность. Все остальное – выдумки наблюдателей, склонных находить упорядоченность и каузальность в случайных событиях. «Легкая рука» – распространенная когнитивная иллюзия.

  • Один из самых опытных инструкторов в группе произнес в ответ собственную речь: «Я неоднократно хвалил курсантов за чистое исполнение фигуры высшего пилотажа. Во время следующей попытки исполнения той же фигуры они справляются хуже. А когда я ругаю их за плохое исполнение, то обычно в следующий раз у них выходит лучше. Так что, пожалуйста, не рассказывайте нам, что поощрение работает, а наказание – нет, потому что все как раз наоборот». Внезапно, в радостный момент озарения, я по-новому увидел статистический принцип, который многие годы преподавал. Инструктор был прав – и в то же время совершенно неправ! Он проницательно заметил, что за случаями, когда он хвалил исполнение маневра, с большой вероятностью следовали разочарования, а за наказаниями – улучшения. Однако сделанный им вывод об эффективности поощрения и наказания оказался совершенно неверным. Инструктор наблюдал эффект регрессии к среднему, возникающий из-за случайных колебаний в качестве исполнения. Естественно, хвалили только тех, кто выполнял маневры намного лучше среднего. Но, вероятно, курсанту на этой попытке просто повезло, и, таким образом, следующая попытка была бы хуже независимо от того, похвалили его или нет. И наоборот: инструктор ругал курсанта, если тот выполнял задание необычно плохо, и потому сделал бы следующую попытку лучше, независимо от действий инструктора.

  • В одном опыте испытуемые, прочтя о «болезни, убивающей 1286 человек из 10 000» посчитали ее более опасной, нежели те, которым сообщили о «болезни, от которой погибнет 24,14% населения». Первая болезнь кажется опаснее второй, хотя риск смерти в первом случае вдвое меньше! Пренебрежение знаменателем становится еще нагляднее, если переиначить статистику: болезнь, которая убивает 1286 человек из 10 000, кажется опаснее, чем та, что губит 24,4 человека из 100. Эффект наверняка ослабнет или исчезнет, если попросить испытуемых сравнить две формулировки – задача для Системы 2. Однако жизнь – это межкатегориальный эксперимент, в котором всякий раз предлагается только одна формулировка. Только исключительно активная Система 2 способна составить формулировки, альтернативные встреченной, и подтолкнуть к осознанию того, что они вызывают иную реакцию.

  • Два страстных болельщика собираются проехать 40 миль, чтобы посмотреть баскетбольный матч. Один уже купил билет; второй только собирался, когда получил билет в подарок от друга. В день игры объявили о возможной снежной буре. Кто из болельщиков охотнее рискнет преодолеть буран, чтобы посмотреть игру? Ответ приходит мгновенно: мы знаем, что болельщик, заплативший за билет, скорее рискнет поехать. Как бы ни достался им билет, оба будут разочарованы – но баланс будет «отрицательнее» для того, кто заплатил за билет и теперь рискует остаться и без денег, и без игры. Поскольку для этого человека остаться дома хуже, у него больше стимулов посмотреть матч и он скорее отправится сквозь буран. Это подразумеваемый расчет эмоционального баланса – такие расчеты Система 1 выполняет без раздумий. Стандартная экономическая теория не признает эмоции, которые люди связывают с состоянием своего мысленного счета. Экон понимает, что билет уже оплачен, а деньги не вернуть. Стоимость билета невозвратна, и экон даже не задумается, купил ли он билет или получил от друга.

  • Опытные судебные психологи и психиатры тоже подвержены упомянутым эффектам при разных форматах выражения риска. В одном эксперименте профессионалы оценивали, насколько безопасно выпускать из психиатрической лечебницы пациента, некоего Джонса, за которым были замечены случаи насилия. Одну и ту же статистику подали разными способами:
    Для пациентов, подобных мистеру Джонсу, существует 10%-ная вероятность совершения повторного насильственного действия в первые месяцы после выхода из лечебницы.
    Из ста пациентов, подобных мистеру Джонсу, десять совершают насильственные действия в первые же месяцы после выхода из лечебницы.
    Профессионалы, которым информацию представляли в частотном формате, почти вдвое чаще отвергали возможность выписки (41% по сравнению с 21% опрошенных, которым сведения давали в вероятностном формате). Более яркое описание ведет к тому, что при той же вероятности решению придают больший вес.

  • Идея того, что быстрота, яркость и легкость воображения влияют на значения решений, получила подтверждение во множестве исследований. Участникам одного известного опыта предложили выбрать один из двух сосудов и достать оттуда шарик. Красные шарики считались призовыми. При этом:
    Сосуд А содержал 10 шариков, 1 из которых был красным;
    Сосуд Б содержал 100 шариков, 8 из которых были красными.
    Ваши шансы на выигрыш составили бы 10% в случае с сосудом А и 8% в случае с сосудом Б, так что правильный ответ как будто прост. На деле оказалось иначе: 30–40% испытуемых выбрали сосуд с большим количеством выигрышных шариков, предпочтя, таким образом, меньший шанс на победу.
    Результаты опыта иллюстрируют свойство Системы 1 поверхностно обрабатывать данные. Если ваше внимание привлекли выигрышные шарики, вы уже не оцените с тем же тщанием количество невыигрышных. На пренебрежении знаменателем сказывается яркость созданного образа – во всяком случае, я (Канеман) это испытал на себе. Представляя себе меньший сосуд, я вижу одинокий красный шарик на расплывчатом фоне белых, а подумав о большем, вижу восемь призовых шариков на таком же неясном фоне, что внушает больше надежды.

  • Образное и яркое представление о результате, независимо от его эмоциональной окраски, снижает роль вероятности в оценке неопределенной перспективы. Данная гипотеза предполагает (и я ей верю), что привнесение малозначимых, но ярких подробностей к итоговой денежной сумме также затрудняет расчеты. К примеру, сравните свои денежные эквиваленты следующих итоговых событий:
    Шанс 21% получить 59 долларов в следующий понедельник;
    Шанс 21% получить в понедельник утром большой синий картонный конверт с 59 долларами в нем.
    Новая гипотеза состоит в том, что во втором случае восприимчивость к вероятности будет меньше, поскольку упоминание о синем конверте вызывает более полный образ, нежели абстрактное упоминание о деньгах. Вы создаете событие в уме и переживаете яркое видение итога, даже зная, что его вероятность низка. Когнитивная легкость также содействует возникновению эффекта определенности: если вы живо представляете себе событие, вероятность того, что оно не произойдет, также представляется живо, а потому получает излишний вес.

  • Самые важные исследования искажений из-за доступности провели наши друзья в Юджине, где к Полу Словику и его давнему соавтору Саре Лихтенштейн присоединился наш бывший студент Барух Фишхофф. Они провели новаторские исследования восприятия рисков, включая опрос, ставший классическим примером искажений из-за доступности. Испытуемым предложили рассмотреть пары причин смерти: диабет и астму или инсульт и несчастные случаи. Для каждой пары требовалось указать более частую причину и оценить соотношение между двумя частотами. Полученные оценки сравнили со статистикой того времени. Вот пример результатов:
    • От инсульта умирают вдвое чаще, чем от несчастного случая, но 80% респондентов сочли смерть от несчастного случая более вероятной.
    • Торнадо назвали более частой причиной смерти, нежели астма, хотя от астмы умирают в 20 раз больше.
    • Смерть от удара молнии сочли менее вероятной, чем смерть от ботулизма, хотя смертельное поражение молнией случается в 52 раза чаще.
    • Болезнь и несчастный случай назвали одинаково вероятной причиной смерти, хотя болезнь в 18 раз чаще приводит к смертельному исходу.
    • Смерть от несчастного случая сочли в 300 раз более частой, чем смерть от диабета, хотя реальное соотношение составляет 1:4.
    Урок понятен: оценки причин смерти искажены сообщениями СМИ. Репортажи, как правило, склоняются в сторону необычных и трагических событий. СМИ не только формируют интересы публики, но и сами попадают под их влияние. Журналисты не могут игнорировать требования публики о подробном освещении определенных тем и точек зрения. Необычные события (например, ботулизм) привлекают непропорционально большое внимание и, следовательно, представляются более частыми, чем в действительности. Мир в наших головах – не точное отражение реальности, наши оценки частоты событий искажены распространенностью и эмоциональной интенсивностью окружающей нас информации.

В книге затронута еще масса разных тем: эффект привязки, замена сложного вопроса более простым, искажение доступности, регрессия к среднему и т.д., но их сложно законспектировать, их нужно читать.

Эффект ореола:

Начиная со страницы 188 по 197-ю автор очень интересно с критикой проходится по книгам типа "Дао Toyota".
В принципе, с доводами Канемана я тут очень согласен. Принципы-то, может быть и хороши, но вот исторические управленческие решения, описанные в книге - отнюдь. Однако, книга, которая держит этот его удар - Ката Toyota. Но книга про Илона Маска, конечно, не выдерживает критики Канемана (субъективное мнение). Канеман не критикует ее напрямую (т.к. она еще не была к тому времени издана), но он критикует все книги подобного жанра и попадает в цель.

Иллюзия значимости:

Канеман работал психологом в армии. Отбирал хороших кадетов для офицерской школы. Тех, которые должны были стать хорошими офицерами:

Один такой тест, под названием «Бой без командиров», выполнялся на полосе препятствий. Для прохождения теста отбирали восьмерых кандидатов, незнакомых друг с другом, в обмундировании без погон и других знаков различия. Кандидатам давалось задание: подобрать с земли длинное бревно и поднести к стене высотой в человеческий рост. Затем от всей группы требовалось перебраться через стену, не касаясь бревном ни земли, ни стены. Участникам также запрещалось трогать стену. При нарушении любого из правил испытуемые должны были доложить об этом и начать задание заново. Задача решалась разными способами. Как правило, команда либо отправляла несколько человек за стену по бревну, наклоненному наподобие гигантской удочки, либо солдаты взбирались на плечи товарищам и перепрыгивали за стену. Последнему приходилось карабкаться по наклонному бревну, пока его удерживали остальные, и затем соскакивать на землю. На этом этапе часто возникали нарушения, из-за чего команде приходилось начинать с нуля. Наблюдая за экспериментом, мы с коллегой отмечали, кто брался командовать «операцией», кто пытался взять на себя роль лидера, но был отвергнут, насколько каждый солдат старался обеспечить успех группы. Мы определяли упрямцев и покорных исполнителей, вспыльчивых и терпеливых, настойчивых и ленивых."Каждые несколько месяцев из офицерской школы им приходил ответ из офицерской школы, где командиры описывали мнение, как те или иные кадеты справляются с обучением. Всякий раз их прогнозы оказывались ничуть не точнее гадания по подброшенной монете. Что же они сделали после того, как полностью поняли неэффективность данного метода? Ничего!!! Прекратить выполнение метода они не могли, но также они в нем все равно не разуверились, потому что он был очень наглядный. Продолжили активно наблюдать за выполнением тестирования и выносить категоричные суждения.

Я понял одно: я хотел бы работать психологом в армии.

Интуиция и формулы – кто кого?

Принстонский экономист и знаток вин Орли Ашенфельтер подготовил убедительную демонстрацию превосходства простой статистики над мнением всемирно известных экспертов. Ашенфельтер хотел предсказать изменение цен на бордо по информации, доступной в год урожая. Это – важный момент, поскольку вину требуется несколько лет, чтобы созреть. К тому же цены сильно варьируют в зависимости от выдержки – цены на вина из одного и того же виноградника, разлитые с интервалом 12 месяцев, могут отличаться в десятки раз, а то и больше. Способность предсказывать эти изменения очень важна, поскольку инвесторы вкладывают средства в марочные вина как в произведения искусства, в надежде, что с годами они будут дорожать. Общеизвестно, что на вкус марочного вина влияют только изменения погоды в период созревания винограда. Лучшие вина получают в те годы, когда лето сухое и теплое (виноделам Бордо следует воздать дань парниковому эффекту). Дождливая весна – еще один благоприятный фактор, поскольку повышает урожайность винограда, не влияя на качество. Ашенфельтер преобразовал все эти сведения в статистическую формулу, которая позволяет спрогнозировать изменение цен (на вино конкретного производителя и конкретного разлива) по трем метеорологическим показателям: средней температуре за лето, объему осадков в период сбора урожая и за предшествующую зиму. Его формула дает точный прогноз цен на ближайшие годы и даже десятилетия. Более того, если в расчетах исходить из нынешних цен на молодое вино, прогноз будет менее точен. Этот пример «схемы Мила» бросает вызов как способностям экспертов, чье мнение формирует раннюю цену, так и всей экономической теории, согласно которой цены должны отражать всю имеющуюся информацию, включая погодные условия. Формула Ашенфельтера дает чрезвычайно точный результат – корреляция между настоящей и предсказанной ценой выше 0,90.

Прижизненный эпикриз

Процедура проста – если организация оказывается на пороге важного решения, но еще не берет на себя обязательство его исполнить, посвященных в план следует созвать на совещание и объявить им: «Представьте, что вы попали в будущее. Мы внедрили план в существующем виде. Последствия оказались катастрофическими. Просим вас за 5–10 минут вкратце изложить историю катастрофы – как все произошло». У прижизненного эпикриза есть два крупных достоинства: он позволяет отойти от шаблонного группового мышления, поражающего многие команды, как только те сообща приходят к решению, и подталкивает к размышлениям в указанном направлении.


Выводы и практическая польза от книги:

  • Повышение уровня эрудиции и общего здравомыслия. Некоторые книги просто повышают уровень умственной силы в целом, хотя бывает трудно назвать, в чем именно;

  • Дополнительная аргументация в дискуссиях, в которых время от времени приходится участвовать по работе;

  • Очень сильно раскрыта тема насчет прогнозирования будущего на основании формул и статистических данных. Повод задуматься и применять в работе. Конкретный математический аппарат описан в других книгах. Например "Статистическое управление процессами", Дэвид Чамберс;

  • Понимание необходимости того, что ничего не нужно запоминать, всё нужно записывать. Носить с собой блокнот. Удержание в памяти вещей, которые нужно не забыть, сокращает ваши умственные возможности. Вы жонглируете этими задачами, вспоминая то одну, то другую (чтобы не забыть) вместо того, чтобы думать.

  • Периодически задавайтесь вопросом "Я сейчас каким мозгом подумал? Быстрым? Или умным?";

  • Периодически задавайтесь вопросом "Достаточно ли мне информации для принятия решения?";

  • Меньше думайте, где не надо, чтобы не довести до усталости свою медленную систему. Она вам еще пригодится, а думать будет уже нечем (я сам видел человека в состоянии, когда думать уже нечем: в конце рабочего дня человеку с очень высоким IQ я задал задачку "Мячик и бейсбольная бита вместе стоят 1 доллар 10 центов. Бита стоит на доллар дороже мячика. Сколько стоит мячик?" чем вырубил его из кондиции на целых 10 минут. Человек не мог решить эту задачу 10 минут и стал высчитывать ответ на бумаге. То есть человек и рад бы включить тут свою медленную систему, но там сервер уже лежит и не отвечает на запросы. Когда я задал ту же задачу другому человеку в выходной день, тот посчитал в уме и дал ответ через 5 секунд.

Резюмируя:

Сложность состоит в том, что для того, чтобы все описанное в книге воплощать в повседневной жизни (что было бы весьма полезно), мало прочитать и понять книгу. Здесь нужно основательно переработать свои привычки, перевести всё на уровень автоматизма, что может быть достигнуто только многолетними тренировками и самоконтролем (максимальным на первоначальном этапе и со снижением оного по мере привыкания). Это все равно что сравнивать просмотр бокса по телевизору и многолетнее посещение боксерского зала. Всё видеть, понимать, осознавать и хорошо разбираться (по телевизору) - вовсе не то же самое, что делать это самому. Вот что играет бОльшую роль, когда вам требуется одержать победу в поединке. И одновременно с этим складывается стойкое ощущение, что человек, ясно осознающий все описанные особенности мышления, и ежечасно принимающий решения исходя из своего более полного понимания реальности, становится на голову выше в отношении умственного развития по сравнению со среднестатистическим человеком.

Оценки:
Повышение общего кругозора: 5/5
Практическая польза: 4/5
Драйв при прочтении: 5/5

Подписывайся, мыслитель!





Tags: #личнаяэффективность, #обзоры_книг, #статистика
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments